Изразцы ручной работы
+7 (495) 720-26-40
post@vesta-ceramica.ru

История керамики: дальновидный даймё, дымчатые горы и груша наси за щекой

…Как уже говорилось, особенное упорство в организации производства японского фарфора проявил правитель провинции Хидзэн по имени Набэсима Наосигэ – мужик (то есть даймё) суровый, но вполне дальновидный и в меру осторожный: как-то все время получалось, что он заранее дружил именно с теми, кто в будущем становился главным на арене борьбы различных обладателей военно-политических амбиций в Стране Восходящего Солнца; наверное, потому и дожил аж до восьмидесяти двух лет, что для самураев тех времен было, в общем-то, в диковинку: то буйну голову в кровавой сече ненароком потеряют, то сами себе брюхо, согласно благородному обычаю сэппуку, закаленной сталью вскроют. Посмотрев на то, как лихо расходится по стране созданные на территории его вотчины фарфоровые штуковины, он, почесав в затылке, решил рационализировать процесс.

Ceramica

Ceramica1

Ceramica6

Ceramica3

И раньше в Японии была распространена практика обустройства «онива-гама» – садовых печей для обжига керамики, которые находились поблизости от угрюмоватых феодальных замков, но Набэсима Наосигэ (дело которого продолжили его наследники) по-новому – и очень внимательно – отнесся к этому вопросу: он стал приглашать (по тогдашним меркам, вполне вежливо и не забесплатно) для работы в своем латифундии известных гончаров, которые имели возможность вести себя достаточно свободно: в поисках вдохновения – или подходящей глины – бродили где хотели, иногда работали, иногда валялись под сенью дерев с грушей наси за щекой. К ним относились уважительно, кормили-поили, одевали-обували, давали денег на пропой души, особо отличившиеся керамисты могли сделать ничего себе карьеру – вплоть до попадания в самурайское сословие.

Клан Набэсима тщательно охранял производственные секреты своих мастеров, но те – видимо, по широте своей творческой души – то и дело так и норовили за чашечкой сакэ поделиться собственными умениями с окружающими. Однако мастерские Набэсима хоть и перестали с течением времени быть монополистами на рынке фарфора, все же выпускали продукцию, которая пользовалась огромной популярностью благодаря своему исключительному качеству. Интересно, что наследники даймё Наосигэ продолжили традицию дружбы с сильными мира сего и стали едва ли не официальными поставщиками представителей правящего клана Токугава, верноподданически посылая ко двору могущественных сёгунов груды шикарного фарфора и прочего изысканного селадона.

Пик популярности керамики Набэсима приходится на конец XVII – начало XVIII века. Чаще всего это были блюда круглой формы, большие и маленькие, а также подносы, чашечки, курильницы, сосуды для сакэ, которые имели надглазурную или подглазурную роспись (белую и особенно почитаемую синюю, кобальтовую) и покрывались эмалями разного цвета.

Считается, что гончары Набэсима едва ли не первыми перестали использовать в росписи своих изделий сюжеты, заимствованные из  традиции китайского фарфора. Нет, конечно, общий дальневосточный, так сказать, дух присутствовал вовсю и деваться никуда не собирался (чань, дзэн, дымчатые горы, туманные леса, высокие холмы, маленькие домишки, лужи различных габаритов, почти истаявшие облака, одинокие сосны и гуляющие под ними круглолицые чаровницы, понятное дело, неистребимы), но все это стало носить ярко выраженный японский колорит. Кроме того, посуда частенько расписывалась «под ткань».

Долгое время керамика Набэсима была в какой-то степени элитарной: изделий выпускалось мало (говорят, будто тех, что высшего сорта, то есть предназначенных для сёгуна и его многочисленной фамилии, всего лишь около пятисот в год), а их качество подвергалось серьезной проверке: никаких внешних недостатков, асимметрии (случайной или нарочитой), непонятной игры с цветом, фактурой, вкраплениями и вообще строгий надзор в плане пресекания попыток протащить милые сердцу простого японца крупинки эстетики ваби-саби. Не-не-не: все должно быть достойно снисходительного взора аристократа, уставшего после трудов по укреплению своего материального и общественного морального благополучия. Немудрено, что продукция подобного рода пришлась по сердцу заморским толстосумчатым потребителям. Некоторое количество керамики Набэсима действительно шло на экспорт: однако надо сказать, что в Европе ее (как и японского фарфора вообще) было не очень-то много, причем невзирая на повышенный спрос. Причиной тому были весьма и весьма веские обстоятельства…

Автор статьи: И. Потапов.

Ceramica5

Ceramica4

Ceramica8

Ceramica2