Изразцы ручной работы
+7 (495) 720-26-40
post@vesta-ceramica.ru

История керамики: хороший улун, нефритовые льдины и художник-генерал

…Кстати говоря, керамика во времена империи Тан развивалась исключительно динамично еще и по следующей причине: китайцы, кроме горячительных напитков, стали активно потреблять чай. (Не все же время на бровях ходить да луну из луж вылавливать).

 Керамика

Керамика ручной работы

Керамика Китая

 

Сунские керамисты

Нет, сам чай был известен давным-давно, но скорее как лекарство, средство регуляции процессов жизнедеятельности, – короче, нечто просто полезное для здоровья; а вот у танских граждан начинает формироваться особая чайная культура – со своими ритуалами, мифологемами и менталитетом. «Ча дао» – «путь чая»: ни больше, ни меньше. Хороший улун можно заваривать раз двадцать, то есть церемония собственно чаепития («гунфу-ча») растягивается надолго: времени хватает и на поклоны, и на вежливые разговоры, а если учесть количество кофеина в том самом улуне (это вам не черный разбодяженный трижды кипяченой водой чаек), то и на приличную медитацию тоже. Понятно, что для такого дела требуется особая посуда – особенно если есть деньги за нее заплатить: ну вот китайские керамисты и старались. Хлебнув для пущего вдохновения божественного напитка (сейчас китайцы пьют почти исключительно зеленый чай (или примыкающий к нему улун), а в то время предпочитали белый), умиротворившись и расфилософствовавшись, они  вдохновенно ваяли керамические и фарфоровые чашки и чайники, которые в глазах довольных потребителей выглядели то как «нефритовые льдины», то как «распустившиеся цветки лотоса», а то и как «полет души над озером бытия». Техника росписи подобных изделий (особенно саньцая) достигла совершенства: в тренде были изображения в стиле «сине-зеленого пейзажа», большущим мастером которого слыл танский художник Ли Сысюнь (опять-таки аристократ по совместительству: и глава Департамента дел императорской фамилии, и генерал императорской гвардии, и вообще значительная шишка; сын – тоже генерал, а дядька – так и вовсе глава правительства).

Медитировали обитатели Поднебесной на такую красоту, медитировали, но к началу десятого века им опять надоела спокойная жизнь, и они в очередной раз радостно поломали все, что было «нажито непосильным трудом». Правда, на этот раз черная полоска китайской бытийной зебры (ну, или тельняшки) оказалась на удивление узенькой – чуть более полувека. В начальники выбились товарищи из рода Чжао, в 960 году основавшие династию Сун.

У власти в новой империи утвердились торговцы – в отличие от военных феодалов в предыдущую эпоху. Экономика превыше всего – по сути дела, девиз сунского времени; ну, еще прикладные науки (яркий пример – исключительно разносторонний ученый Шэнь Ко, которого иногда называют китайским Ломоносовым). Придумали новые сорта риса, набили им государственные амбары – и вот уже сытый народ активно размножается: вроде только что китайцев было пятьдесят миллионов, а не успели оглянуться – уже и все сто. Торговля цветет махровым цветом: количество бумажных денег уже превышает количество медных; купцы набили мошну и совсем не против отдохнуть – попить чайку из изысканной посуды.

Сунские керамисты не стоят на месте, находя новые материалы для работы и изобретая более совершенные техники обжига. Развиваются и новые гончарные производства: в Лунцюане, где делали знаменитый «цинци», то есть селадон; в Кайфэне, где производили белый фарфор, покрытый ни на что не похожей серо-голубой глазурью; в Цычжоу, где развлекались небанальными способами декорирования керамических изделий – к примеру, гравировкой, белым ангобом, трехцветной надглазурной росписью или даже сграффито (это когда посудину покрывают несколькими разноцветными слоями, а потом процарапывают для создания нужного узора); в Фуцзяне, где чайники и чашки делали из насыщенной железом глины, из-за чего керамика получалась темно-коричневого или вообще глухого черного цвета.

Впрочем, сунские керамисты создавали не только посуду, но и массу других полезных вещей – к примеру, предметы домашней утвари, черепицу и тому подобное. Государство еще более упрочило контроль над гончарным производством: во-первых, керамика была исключительно важной статьей экспорта, а во-вторых, опять-таки надо обслуживать императора и его многочисленных нахлебников. (Ну вот был такой случай: как-то раз захватили варвары-чжурчжени сунскую столицу Кайфэн (между прочим, полтора, как считают современные китайские исследователи, миллиона жителей), и весь императорский фарфор, десятки тысяч предметов, растащили да поломали. Надо восстанавливать коллекцию? Надо. Создаем госпредприятие…) Однако подобная ситуация лишь способствовала тому, что гончарное искусство в империи Сун получило новый импульс в своем развитии…

Автор статьи: И. Потапов

 Керамика ручной работы

Китайская керамика

Керамика древнего Китая

Древний Китай