Изразцы ручной работы
+7 (495) 720-26-40
post@vesta-ceramica.ru

История керамики: либеральные афедроны, борцы за свободу и пиджак для осьминога

Ранее уже говорилось, что среди традиционной продукции корейских гончаров встречаются оригинальные и забавные вещицы, которые нигде более не производятся. Пример одной из таких веселых штуковин – кувшин для ловли вкусных осьминогов.

Керамика ручной работы

Керамика

Керамика Кореи

На Дальнем Востоке, как известно, весьма полюбляют всяких питательных морских гадов – в вареном, жареном, пареном, а то и сыром виде. Ловят их разными способами: корейцы изобрели свой. Они подметили, что осьминогу нравится шастать по донным закоулкам и забираться во всевозможные укромные уголочки; и вот однажды кому-то из уважающих осьминожье мясо и знакомых с повадками его обладателя корейских гурманов пришло в голову изготовить округлый сосуд с достаточно узким горлом и несколькими дырками в стенках, привязать к нему веревку и бросить в море. Испытания прошли успешно; осьминог не подкачал и оправдал ожидания: увидев уютную емкость, он решил, что данный костюмчик ему явно к лицу, забрался в керамический фрак, продел свои руки-ноги в рукава-штанины и стал кокетливо ощупывать обновку. Веревка, само собой, дернулась, и морской денди мигом оказался на берегу, а потом и на обеденном столе. Инновация прижилась, и подобные сосуды-ловушки стали традиционными в корейском гончарном производстве.

…В XX век Корея вступила с гордо поднятой головой: в активе имелись ее государственный статус как империи (но это так, потешить самолюбие); первая корейская конституция («Строй государства Великая Корея»); пусть несколько бестолковые, но хоть какие-то реформы; неплохие вроде бы перспективы дальнейшего развития (пока более сильные державы дерутся между собой за преобладание в регионе, в мутной воде большой политики можно удачно половить рыбку). Однако весь нарождающийся кайф поломала русско-японская война.

Россия при активном противодействии мирового сообщества (которое объявило напавших на нее японцев «борцами за свободу» и всячески их поддерживало) и собственных, имеющих либеральный склад ума и афедронов, граждан (которые, радостно пуская слюни и брызгаясь жиром полупрожеванных рябчиков, посылали поздравительные телеграммы вражескому императору) потерпела если не сокрушительное, то весьма чувствительное поражение; однако и японцы результатами войны остались крайне недовольны, поскольку то же самое мировое сообщество вовсе не желало чрезмерного усиления каких-то там «косоглазых». Вместо того, чтобы ободрать Россию как липку (отхватить весь Сахалин и Приморье, убрать российский флот с Дальнего Востока, поиметь огромную контрибуцию, как хотелось вначале), Япония получила только Южный Сахалин, возможность на льготных условиях ловить морскую живность у российских берегов и добилась права на доминирование в Корее. (В самой Стране Восходящего Солнца, которая была крайне истощена войной – все-таки русские и японские ресурсы несопоставимы, – итоги мирных переговоров были восприняты как оскорбление и национальное унижение). Корея, таким образом, оказалась крайней: всю свою энергию японцы употребили на то, чтобы превратить ее в свою колонию.

Это им удалось достаточно быстро: уже в 1910 году Корея была аннексирована. Тридцать пять лет сыны Ямато безраздельно хозяйничали на полуострове, причем не просто так, а собираясь вовсе ликвидировать корейцев как нацию – путем ассимиляции с японцами. Надо сказать, что в этом деле они достигли значительных успехов: к примеру, многие корейцы уже начали менять имена и фамилии на японские – среди сытой части тамошнего общества, как и везде, имелось значительное количество тех, кто готов был ради вкусной колбасы в личном загашнике поступиться хоть суверенитетом, хоть языком, хоть культурой, – но наступил 1945 год, и в Корее все опять перевернулось…

В первые годы после Второй Мировой корейцы были заняты очень важными делами: сначала делили страну пополам, потом эти половины воевали друг с другом, затем восстанавливали разрушенное. (Кстати говоря, долгое время в Южной Корее жилось даже похуже, чем в Северной: полезных ископаемых – ноль, промышленности – и того меньше, зато полным-полно военных переворотов и вообще диктатура). Было как-то не до развития культурных промыслов – в частности, гончарства. Только в последние десятилетия XX века в обеих Кореях возродился интерес к древним селадонам и пунчхонам, а также к переосмыслению старых традиций…

Корейская керамика

История корейской керамики

Керамика в Корее

Керамика Кореи история

Автор статьи: И. Потапов.