Изразцы ручной работы
+7 (495) 720-26-40
post@vesta-ceramica.ru

История керамики: шуршащие президенты, обиженные янки и довольный тэвонгун

…Ну так вот: представители франко-германской (а по сути –  интернационально-глобалистской) концессии по изъятию без спроса старинных корейских фарфоровых, золотых и прочих ценных артефактов из древних захоронений разузнали местоположение гробницы королевского дедули: в этом им помогли местные люмпены, которые прельстились заманчивым шуршанием энного количества бумажек с портретами заокеанских глав исполнительной власти и указали залетным грабежмейстерам заветный холмик – причем не надули. Вроде бы.

Обрадованные концессионеры вооружились лопатами и, лихорадочно потирая ручки и от нетерпения суча ножками, рванули напрямки к вожделенной гробнице. Начали копать; копали долго, упорно, без перерыва на обед. Однако то ли сил не хватило, то ли место все-таки было указано не совсем верно, то ли зарыли монарха уж очень глубоко – так или иначе, вместо вожделенных сокровищ соучредители концессии получили крупный минус по всей физиономии.

А время поджимало: представители соответствующих чосонских органов могли узнать о незаконных раскопках, и тогда дело могло бы принять весьма нехороший оборот. Незадачливым искателям фарфорового гарнитура пришлось срочно сворачивать концессию и побыстрее сваливать куда подальше…

 

Керамика

 

 

Керамика ручной работы

Когда правителю-тэвонгуну все-таки доложили о случившемся, регента чуть не хватил удар: ведь для корейцев и персональное благополучие, и нормальная жизнь государства в целом в огромной степени зависит от того, насколько внимательно относятся к памяти и праху предков. А тут – такой афронт! И не ведь не просто оскорбление чьей-то безымянной могилки, а покушение на место монаршьего упокоения… Тэвонгун Ли Хыан был в шоке; доверие к европейцам упало ниже не то что плинтуса, а вообще рухнуло в небытие: долой вестернизацию, будем ближе к истокам, бей христиан. По повелению оскорбленного лидера государства срочно повесили несколько сотен католиков и по всей стране уставили каменные стелы, на которых правильным хангылем были нанесены поучительные надписи, призывающие к бдительности вообще и выгонянию, ежели что, пинками иностранцев в частности.

Однако иноземные варвары хангыль разобрать не могли, а посему не унимались: в 1871 году возле корейских берегов появилась американская эскадра из пяти кораблей под командованием адмирала Джона Роджерса с десантом морской пехоты на борту. Янки с ходу поставили два вопроса: первый – где наше очень мирное судно «Генерал Шерман» и второй – так что там с взаимовыгодным договором? В ответ на оба вопроса корейцы вежливо послали американцев куда-то далеко (видимо, обратно за океан). Американцы были неприятно удивлены, они даже сильно обиделись: в самом деле, что за дела? Какого, понимаешь, злого духа ёбосана? С Китаем нужный договор мы легко и просто подписали еще аж в 1844 году, с Японией в – 1854-м, а вы тут выкобениваетесь?.. Артиллерия – вперед.

Хорошенько постреляв по сторонам, янки высадились на все тот же остров Канхвадо, что и французы пятью годами ранее. И опять – облом: корейцы отступать не собирались.

Американцы, конечно, были сильнее, и их пушки валили корейцев толпами. Однако и сами они несли потери: в результате полуторамесячных боев, не добившись толком ничего, янки плюнули на это дело и убрались восвояси. Даже своровать ничего не сумели.

Чосонцы вздохнули свободнее: варвары, как и положено, изгнаны, правда победила, можно спокойно жить дальше. Довольный собой тэвонгун повелел отремонтировать главный королевский дворец Кёнбоккун, который японцы поломали еще во времена Имчжинской войны, почти триста лет назад. Бабки на это были: в стране действовали экономические реформы, казна богатела, золотой запас при Ли Хыане увеличился на 55 процентов, госзапасы риса – в два с половиной раза. Дворец – первый из построенных Ли Сонге, основателем династии Чосон, – отреставрировали, показав своему народу, а заодно и всему варварскому миру, что королевская власть в Корее еще ого-го как сильна.

В новых условиях активно развивались ремесла: кустари перешли на цеховую организацию труда; корейские гончары старались держаться в тренде. Керамисты перешли на поточное производство, массово выпуская чашки и тарелки, нужные в народном хозяйстве – простенькие, но не лишенные традиционного обаяния.

Но такая – тихая и мирная – жизнь в Чосоне продолжалась недолго…

 

Корейская керамика

 

 

 

История керамики

Автор статьи: И. Потапов.