Изразцы ручной работы
+7 (495) 720-26-40
post@vesta-ceramica.ru

История керамики: зеленая крыша, гордая мулька и опять носители ига

…Как уже было сказано, в государстве Корё селадон был по карману очень немногим – но короли-то могли себя побаловать, причем, что называется, от души. В определенный момент им поднадоели пусть дорогие, но банальные чашки и кружки, и захотелось чего-то поприкольней. Подумавши хорошенько над вопросом, чем бы себя таким еще ублажить, один из руководителей государства решил заказать у специально обученных умельцев селадоновую черепицу, дабы покрыть ею крышу своего административного здания, то бишь дворца. Сказано – сделано: зеленая крыша готова, королева и мы, то есть окружающие, в восхищении. Не, ну конечно, до сегодняшнего дня эта красота не сохранилась (сколько воды утекло за почти что тыщу лет), но прилежные археологи обнаружили при раскопках некоего королевского дворца остатки той самой пресловутой черепицы. Кроме того, аналогичные артефакты нашлись в развалинах керамического центра в районе Канджина – несколько тончайших селадоновых черепков. Большинство из вырытых осколков черепицы исследователи определили как очевидный брак, который просто выкинули на помойку ввиду повреждений, полученных в процессе обжига, однако среди прочего им попалось некоторое количество великолепных черепиц, покрытых чудесной зеленой глазурью с характерным голубоватым оттенком. Ковыряки-ученые вычитали в «Истории династии Корё», что в 1157 году был госсаказ на поставку подобной продукции, на основании чего установили дату производства партии этого небанального стройматериала.

Керамика ручной работы

 

 

История керамики

К началу XIII века сдержанная красота корейских селадонов постепенно уступает место вычурности ради выпендрежа и красивоватости ради гламура (что бывало не раз и до, и после, и не только у корейцев). Чрезвычайно эффектные внешне, инкрустированные селадоновые изделия приобретают все большую популярность у состоятельных заказчиков и производятся во всевозрастающих количествах, а посуде, покрытой традиционной для Кореи голубовато-зеленой глазурью, места в сердцах и на полках практически не остается. Да и мастера-керамисты, четко уловив, откуда ветер дует и поймав кураж конъюнктуры, определили для себя, что совершенствоваться в искусстве глазурования и обжига смысла просто нет, но зато есть смысл сидеть на попе и спокойно, не тратя нервы, работать на потребу публики, выписывая резцом на поверхности посуды замысловатые кренделя и арабески.

Судя по всему, к тому моменту, когда монголы немытой гурьбой ввалились в Корею (1231 год), искусство производства собственно селадона пребывало на полуострове в определенном упадке. Буйные сыны степей, которые зажигали на завоеванной территории не по-детски, тоже внесли свою лепту в разложение и разгром гончарного дела. Впрочем, носители ига особо не заморачивались конкретно на керамике, а грабили и ломали все подряд; корёский королевский двор со всем начальством, прихватив с собой кучу всякого добра, свалил от греха подальше на удаленный от активных боевых действий остров, и сидел там четыре десятка лет, дожидаясь, что все как-нибудь само собой утрясется: как ни странно, дождался. Король Чхуннёль-ван (правил 1275-1308) женился на монгольской принцессе, добавил к своему имени слог ван (который указывал на вассальную зависимость: до этого имена корейских монархов заканчивались на чон или чжон, «великий предок», эдакая гордая мулька, как бы равнявшая с китайскими императорами), согласился на выплату здоровенной дани, а взамен получил относительно спокойную жизнь для себя и своих подданных – во всяком случае, без постоянных монгольских разбойничьих променадов по стране. Государев двор приосанился, мастера селадона расправили плечи: надо было наверстывать упущенное. Завертелись гончарные круги, запылали печи: поломанного и разворованного не вернешь, надо все делать заново.

Корёсские керамисты работали упорно и в конце XIII века в известной степени смогли восстановить свое, подпорченное по разным причинам, реноме. Тем не менее, качество селадоновых глазурей того времени явно не дотягивало до уровня голубовато-зеленого «цвета зимородка» столетней давности: они были сероватыми и достаточно блеклыми. Однако корейские мастера подглазурной росписи умения своего не пропили и продолжали своей работой радовать глаз настоящих ценителей…

Корейская керамика

 

 

Керамика Кореи

 

Автор статьи: И. Потапов.