Изразцы ручной работы
+7 (495) 720-26-40
post@vesta-ceramica.ru

Русский изразец: гордый патриарх, белорусская помощь и отголоски европейского Ренессанса

…Итак, в середине XVII века в России появляются замечательные мастера – художники, резчики по дереву, керамисты, – из западнорусских земель. Этому способствовали два момента: расширение границ Русского государства на восток и усилившийся религиозный гнет на территории Речи Посполитой, в результате чего положение тамошнего православного населения значительно ухудшилось. (После принятия в 1596 году Брестской унии православные подданные этого государственного объединения были резко ограничены в правах, униатское и католическое духовенство открыто призывало к борьбе со «схизматиками»; православные храмы и монастыри либо уничтожались, либо перестраивались в костелы и кляшторы. Нередко на религиозной почве дело доходило до восстаний и убийств).

Русские изразцы

Фрагмент изразцов Воскресенского Ново-Иерусалимского монастыря

 

 

 

 

 

 

 

Изразцы русские

Храм Григория Неокесарийского на Полянке, фрагмент изразцового убранства

 

 

 

 

Изразцы на фасаде

Изразцовая отделка С.Полубеса на фасаде Собора Покрова Пресвятой Богородицы в Измайлово

Известный в истории России патриарх-реформист Никон тяготел к европейским украшательствам: еще будучи настоятелем Иверского Святозерского монастыря, он организовал производство многоцветных рельефных изразцов – рядом с обителью, в Богородицыне (Валдай), выписав для работы белорусских мастеров, которые в совершенстве владели искусством изготовления глухих оловянных эмалей – синих, желтых, белых и бирюзово-зеленых; еще они использовали прозрачную поливу, которая на красном изразце давала изысканный коричневатый оттенок. Кроме того, белорусы стали делать лицевые пластины изразцов прямоугольными, что ранее на Руси принято не было.

Именно в это время, то есть в середине XVII века, в моду вошел нарядный декор церквей и гражданских зданий, который называли узорочьем; и западнорусские многоцветные изразцы – их определяли как «ценинные» или «фряжские» – пришлись всем по вкусу.

В 1658 году патриарх Никон (который к тому моменту именовал себя «Божиею милостию великий господин и государь» и вмешивался в дела не только церковные, но и светские – а попросту говоря, возомнил себя едва ли не главой государства) решил увековечить себя в веках и затеял постройку огромного Вознесенского собора в Новоиерусалимском монастыре под Москвой. Желание реформировать житье и быт лапотной России переполняло патриарха: в качестве декора он повелел использовать не мозаики по византийскому типу, а опять-таки многоцветные изразцы.

К работе были привлечены как богородицкие мастера, так и новые – опять-таки со стороны Запада, из Литвы: особо был известен Петр Заборский, под руководством которого создавались многоярусные изразцовые иконостасы собора, головы херувимов и декор Голгофского придела (надо сказать, что Вознесенский Новоиерусалимский собор строился по образу и подобию Храма Гроба Господня – того самого, что находится в Иерусалиме старом).

Никон не дождался окончания грандиозного строительства: гордыня его в конце концов всем надоела, он был лишен сана и сослан в отдаленный монастырь. А мастеров, которые работали в Новом Иерусалиме, царь своим указом перевел в Оружейную палату Московского Кремля.

Среди этих умельцев особенно выделялся Степан Иванов по прозвищу Полубес – исключительно талантливый мастер родом из Мстиславля; он продемонстрировал царю созданные им изразцы, самодержец пришел в восторг и повелел белорусу украсить церковь Григория Неокесарийского на Большой Полянке.

Впрочем, поначалу Полубесу не удалось в полной мере продемонстрировать свои новаторские для России умения: замшелая Москва еще только поворачивалась лицом к Западу, с кряхтением путаясь в длиннополых засаленных зипунах; если, скажем, в Смоленске приезжие западнорусские мастера вполне могли позволить себе намек на католическую пышность при декорировании храмов и гражданских зданий, то в патриархальной столице это не очень-то приветствовалось: и все же Степан Иванов снова поразил всех, создав изразцовый пояс с орнаментом «павлинье око» – чудесный образчик белорусской многоцветной барочной майолики.

Замечательный мастер много работал в Москве – Успенский собор Иосифо-Волоколамского монастыря, церковь Андрея Стратилата Андреевского монастыря, Покровский собор в Измайлово…  Среди современных искусствоведов существует мнение, что Степан Полубес как керамист по масштабу своего дарования вполне может стоять в одном ряду с итальянскими и французскими мастерами Ренессанса…

Но не только западнорусские керамисты-«ценинники» творили в то время в России; создавалась и своя школа. Яркий тому пример – Ярославль, который в конце XVII века стал одним из богатейших городов страны: там в острой конкуренции со столичными мастерами на свет появлялись чудесные образцы полихромной керамики…

Автор статьи: И. Потапов.

Патриарх Никон

Московский патриарх Никон

 

 

 

 

 

 

 

Изразцы на фасаде храма

Изразцы «ценинных дел подмастерья Степана Полубеса»