Изразцы ручной работы
+7 (495) 720-26-40
post@vesta-ceramica.ru

Русский изразец: рубка окон, шведские гастарбайтеры и упрямые москвичи

…Итак, вполне еще себе патриархальный для России XVII век благополучно завершился; на престол взошел царь Петр Алексеевич и тут же начал с упоением сдирать со страны, словно капустные листы с кочана, ветхие (а иногда и не очень) одежки старых обычаев, представлений и традиций. Бороды – топором, домотканые кафтаны – иногда и со шкурой владельца, представления о  красоте – вообще с внутренностями (ну вот такой кровожадный гражданин). Тяжелое детство, проведенное в Москве и Подмосковье, где царь прятался от буйных бородатых стрельцов, дало себя знать: он убежал из старой столицы и отправился к хмурым балтийским берегам строить новую, а заодно рубить среди реликтовых сосен окно в Европу.

 

Голландские изразцы

Голландские изразцы во дворце Меншикова, г. Санкт-Петербург

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Голландская изразцовая плитка

Изразцовая плитка во дворце Меншикова

 

 

 

 

 

 

Изразцы Петергофские

Наши изразцы «Петергофской» серии

 

 

 

 

 

 

 

Прорубивши его и слазивши (для начала) в Голландию, Петр с восторгом обнаружил, что там имеется замечательная дельфтская школа изразцов. Ура! – сказал царь, которому до смерти надоело спокойное и нарядное московское узорочье, и тут же повелел организовать производство изразцовых печей нового типа. Безусловно, во главе оного должны были стоять иноземцы; европейских мастеров Петр искал повсюду, однако те боялись холодной России. Но вот царю-реформатору улыбнулась удача: из оравы плененных во время Полтавской баталии шведов он выхватил первых, что показались ему поприличнее – неких Яна Флегнера и Кристана, – и направил их в Новоиерусалимский монастырь налаживать выпуск гладких живописных изразцов истинно европейского типа (при всем при том, что в московской Гончарной слободе уже давным-давно имелись русские мастера, владеющие подобной техникой: однако Петр откровенно не любил людей в лаптях – будь они хоть трижды специалистами высочайшего уровня).

Шведские гастарбайтеры (а царю было совершенно понятно, что каждый швед в душе мастер изразца – и не только) почесали высокие лбы, да и взялись за неведомое – скорее всего – им дело (оно, конечно, лучше получать звонкую монету, нежели торчать в плену). Однако не выгорело: присланные царю образцы их замечательного творчества были категорически забракованы. Поневоле монарху пришлось посылать на Запад – в Голландию: шведы доверие потеряли – своих мастеров для получения сертификатов специалистов по дельфтской керамике…

Вскоре обученные рекруты возвратились на родину – в архивах сохранились сведения о том, что «мастера кафельного дела» Федор Григорьев, Иван Степанов, Алексей Ливонский и Иван Жеребцов занимались росписью печных изразцов на Новоневских кирпичных заводах с 1715 года. (Да и знатный шведский мастер Флегнер, применив врожденное нордическое упорство, очевидно, в конце концов кое-чему научился у лапотников: производство гладких печных изразцов ему удалось наладить).

Русские же мастера, следуя личным указаниям Петра Алексеевича, по его вкусу создали керамические панели с облицовкой плитками типа дельфтских для Монплезира, что в Петергофе. Царь был крайне доволен: ненавистная для него старомосковская красота уступила место европейскому гладкому сюсюканью. Однако потом русское стало брать свое: по-западному стесненная в пространстве живопись по изразцам стала более свободной и широкой. Пусть сюжеты и отличались от того, что было век назад, однако по своему духу новые росписи все равно оставались традиционными: истинную русскость из нашего человека не удалось вытравить даже излишне переевшему европейскости самодержцу…

В Санкт-Петербурге, во дворце Меншикова и петровском дворце-музее, можно посмотреть на печи, которые облицованы изразцами с росписью нового типа, которые были изготовлены на кирпичных заводах северной столицы; кстати сказать, мастера, их создававшие, назывались уже не гончарами, а живописцами. По своей ярусности эти печи схожи с русскими изделиями предыдущего века, однако изразцы здесь гладкие, а роспись – синяя; в сюжетах же словно воплощены буйные мечтания Петра – голландские пейзажи, пузатые корабли, тугие паруса, пыхающие огнем пушки и ровные ряды «зольдатен»…

Кроме того, новым в типаже этих печей стало украшение расписными колонками и установка на ножки, выточенные из дуба.

В Москве тоже не могли не следовать указаниям монарха; пришлось работать, копируя голландские образцы. Однако Петр командовал откуда-то с болотистого берега Балтики, до него было далеко, и мастера первопрестольной потихоньку стали гнуть свое: как указывают многие исследователи, в московских гладких расписанных синим изразцах влияние дельфтских керамистов практически не ощущается. А после того, как император отошел в мир иной, москвичи и вовсе осмелели, отрастили бороды, закатали рукава голландских кафтанов и вернулись к традиционным полихромным изразцам…

Автор статьи: И. Потапов.

 

Голландские изразцы

Голландская изразцовая плитка во дворце Меншикова

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Изразцовая печь

Печь с голландскими изразцами